10 октября 2014

Как врачи изменят порядок оказания скорой помощи

Заметим, что приказ «Об утверждении порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи», вступил в действие лишь с января 2014 года и успел наделать немало шума. Эксперты сразу же заявили, что его следует весьма серьезно подкорректировать. И вот наконец поправки появились. Это – совместный труд чиновников и экспертов Нацмедпалаты, которую возглавляет известный доктор Леонид Рошаль.

Как отмечает председатель правления НП «Ассоциация руководителей скорой медицинской помощи» из Санкт-Петербурга Алексей Бойков, поправки Нацмедпалаты направлены на то, чтобы максимально расширить полномочия субъектов федерации в вопросах оказания скорой медицинской помощи. «У нас большая страна с различиями в организации системы здравоохранения в каждом регионе, порядок должен задать направления, общую карту движения, а уже конкретику в его реализации все же нужно оставить за регионами», – отмечает Бойков.

Например, представители НМП предлагают оставить за регионами право формировать нормативы работы общепрофильных выездных бригад «скорой» исходя из территории обслуживания и количества населения.

Еще одна проблема – комплектация оборудованием бригад скорой помощи. Вступивший в 2014 году приказ требовал оснастить все российские кареты одинаково, в том числе, оборудованием, в котором нет никакого смысла. «Из требований необходимо убрать избыточное оборудование и по многим вопросам предоставить решение о комплектации оборудованием бригад СМП регионам, в зависимости от их особенностей – демографических, эпидемиологических и т.п.», - говорит Алексей Бойков.

Но больше всего волнений у специалистов и скандалов в СМИ вызывали критерии, устанавливающие поводы для вызова скорой помощи. Каждый регион, каждый район трактовали их в меру своих представлений о добре и зле. «Формулировки этого пункта взяты из закона «Об основе здоровья граждан РФ». Потому остаётся два варианта: либо менять закон, что достаточно сложно, либо разрабатывать методические рекомендации - каким образом расценивать повод к вызовам скорой помощи», - говорит Алексей Бойков.

Некоторые эксперты предлагают от греха подальше исключить пункт, регламентирующий поводы для вызова «неотложки» (напомним, что бригады неотложной помощи сегодня работают при поликлиниках; они выезжают на вызовы, не требующие экстренного реагирования). Однако в таком случае дополнительная нагрузка ляжет именно на бригады «скорой», которая оказывает экстренную помощь — ей придется разбираться и со сломанными пальцами, и с сопливыми носами... А, учитывая общую нехватку бригад «скорой» в нашей стране, это может привести к серьезным задержкам в их следовании к пациентам. Эксперты Палаты полагают, что это один из сложнейших пунктов приказа, и следующим шагом работы над ним должна стать проработка методических рекомендаций, на которые смогут опираться регионы.

Эксперты Нацмедпалаты также предлагают усилить роль приёмных отделений стационаров. «Нужно восстановить палаты интенсивной терапии и реанимации в приемных отделениях, подняв их на современный уровень», – считает Леонид Рошаль. Так, приказ подразумевает, что при многих больницах должны быть организованы новые структуры - отдельные отделения скорой медицинской помощи. Однако в подавляющем большинстве больниц страны сделать такие на территории приемных покоев просто невозможно: стационары построены по старым проектам и переделать их нереально. Поэтому, по мнению Леонида Рошаля, не должно быть обязательным требованием для всех больниц. «Можно взять пример с НИИ им. Склифосовского, где есть отдельные реанимационные палаты в профильных корпусах (например, для кардиологических, токсикологических, ожоговых больных). В итоге пациенту моментально оказывают помощь, без первичного осмотра врача общей практики (как планируется в новых отделениях скорой помощи), без «таскания по разным этажам» для диагностики и т. д. А, например, в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии на территории приемного покоя работает прекрасно оборудованная палата интенсивной терапии и реанимации, куда «скорая» сразу доставляет пациентов. «Скорая» сообщает, что в институт везут тяжелого больного — и его встречают реаниматолог, травматолог, нейрохирург и хирург. Нужно восстанавливать и поднимать на современный уровень такие палаты при приемных покоях», - говорит Леонид Рошаль.

Ну а что касается «мелочей», то врачи до сих пор недоумевают по поводу новой должности, которая появилась в приказе в январской редакции – «фельдшер-водитель». В природе ее пока не существует. «Забавно, что фельдшер-водитель должен иметь среднее медицинское образование по специальности «фельдшер» плюс стаж работы водителем не менее 3 лет (не водительские права, а запись в трудовой книжке!). Непонятно также, какая у него должна быть зарплата, должен ли он раньше выходить на пенсию (у фельдшеров «скорой» – льготные условия выхода на пенсию). Можно сколько угодно говорить о пользе такого совмещения должностей и функциональных обязанностей, но мы пока к этому не готовы», - говорит Алексей Бойков.

Поправки коснутся и технических моментов — в частности, уже продекларированной, но так и не введенной услуги по вызову скорой помощи при помощи SMS-сообщений. Пока еще инфраструктуры для такого сервиса в России нет. Поэтому в приказ предлагается добавить уточнение – «для лиц с ограниченными возможностями здоровья при наличии технической возможности».

Эксперты надеются, что на общественное обсуждение новый проект попадет в этом месяце.

Екатерина Пичугина 
Источник: газета "Московский комсомолец"