9 июня 2014

Работа как жизнь: медсестра Тамара Шилова рассказала, что заставило ее не сворачивать с выбранного пути

Что такое верность профессии, Тамара Шилова знает не понаслышке. Она 40 лет работает в Тюменском областном онкологическом диспансере, из них 32 она была операционной медицинской сестрой, сейчас является старшей сестрой в операционном блоке. Медсестра со стажем рассказала корреспонденту «Вслух.ру», что заставило ее не сворачивать с выбранного пути.

- Тамара Павловна, почему вы выбрали медицину?

– В семье не было врачей, но один случай заставил меня задуматься о том, чтобы связать свою жизнь с медициной. В старших классах я пришла на приём к хирургу. Красивый, уверенный, но уставший, сказал мне: «Не вздумай после школы поступать в медицинский, да еще и на хирурга, работа очень тяжелая». Меня это скорее впечатлило, чем напугало, и я решила, что врач – профессия интересная.

Я твердо решила пойти в мединститут, но так сложились семейные обстоятельства – заболел отец, – что с мечтой об учебе пришлось расстаться, пойти на работу. Спустя год поступила в медицинское училище, училась на дневном отделении при онкодиспансере, параллельно работала санитаркой в операционном отделении. Когда получила диплом, столкнулась с тем, что распределения в диспансер не было, а мне очень хотелось остаться именно здесь, т.к. молодой коллектив, знакомые врачи. По стечению обстоятельств ушла одна операционная сестра, мне предложили ее место, и я не раздумывая осталась. Не пожалела о своем решении ни разу, а я здесь работаю 40 лет.

- Помните, каким был ваш первый день в качестве медсестры?

– Сейчас у нас семь операционных столов, тогда было четыре, но мне и это казалось много. В голове крутилась одна мысль: как бы не упасть в обморок при виде крови, надо за что-то держаться. Оказалось, все не так страшно — кровь рекой не льется, опытные сестры помогают. Постепенно страх отступил. Но на первой операции у меня руки тряслись, врач подбадривал: «Не волнуйся, хватит беспокоиться!» Естественно, в самое пекло меня, новичка, не кинули, учили уму разуму, пока я не почувствовала себя уверенно. Было интересно, по работе своей скучала даже когда в отпуск уходила, казалось бы — отдыхай, ни о чем не думай, – а мне хотелось скорее вернуться.

- Что в вашей профессии вы считаете самым сложным?

– Может показаться, что работа у медсестры механическая — выполнять команды хирурга: «Зажим!», «Пинцет!». На самом деле нужно выучить все этапы операции, чтобы подготовить необходимые инструменты, вовремя их подать врачу, чтобы он не ждал, не проверял, то ли оказалось у него в руках. Вроде бы не сложно, но и подать инструмент нужно правильно. Очень важно сработаться с хирургом, у всех характеры разные, кто-то поспокойнее, кто-то потемпераментнее, и это нужно понимать. Лучше всего, когда врач и медсестра работают в слаженном тандеме, друг друга понимают с полуслова, иногда даже взгляда достаточно. Идеальная операция проходит в полном молчании.

На медсестре лежит большая ответственность, не случайно в ее обязанности входит строгий подсчет салфеток и инструментов. Тяжело то, что приходилось свой рабочий день проводить на ногах. Операции следуют одна за другой, каждая может проходить по несколько часов. Иногда, когда вмешательства очень длительные, например, проводятся резекции печени, поджелудочной железы, сестры меняют друг друга, поскольку простоять восемь часов очень сложно. При этом врачебная бригада одна, у хирургов и анестезиологов замены не предусмотрены. И я это понимала, старалась облегчить им жизнь, а для этого работать надо четко и быстро. Мне запомнилась операция, на которой мне было сложно: в 80-х годах к нам попал пациент с тромбом в нижней полой вене, удалить его должен был приглашенный сосудистый хирург из областной больницы. Я на такой операции никогда не присутствовала, да и с незнакомым врачом гораздо тяжелее работать, но когда после завершения мне этот врач сказал спасибо, я поняла, что справилась.

- Вы наверняка оказывались в ситуации, когда вам, опытной медсестре, приходилось стоять на операции с молодым врачом, вчерашним выпускников мединститута.

– Естественно, начинающий врач не чувствует себя полностью уверенным, тут важно поддержать, подбодрить, всем понятно, что профессионализм приходит с опытом. В онкодиспансере большой поток молодежи — приходят к нам в интернатуру и ординатуру на год-два, ты их уже, бывает, забудешь, а они тебя помнят, на улице встретят — здороваются. Некоторые из тех, кто бывал у нас в студенческие годы, потом устраивались работать в наше учреждение. Например, Владимир Петрович Изгейм, ныне, к сожалению, покойный, будучи студентом, приходил к нам на практику. Меня он посчитал очень строгой, поскольку мне постоянно приходилось одергивать молодежь: «Туда не ходите, там зона стерильности» и т.д. Потом, когда он стал врачом онкодиспансера, мы с ним прекрасно сработались и нашли общий язык.

- За долгие годы работы не было ли желания сменить род деятельности?

– Никогда не возникало и мысли! Даже сейчас, когда возраст уже не тот, а операций очень много, появляются новые технологии, возрастает ответственность. Я могу сказать не только по своему опыту, но и по опыту коллег: работа затягивает. Сомневаются в основном новички — им профессия операционной медсестры может показаться тяжелой, но стоит немного поработать — и менять ее не захочется. Да, сначала морально очень не просто, поскольку на операционный стол попадают пациенты с тяжелым заболеванием. Хочется верить, что у них все будет хорошо, удаление опухоли позволит им жить дальше. Несмотря на то, что моя работа не предполагает уход за пациентами, стараюсь ободрить и поддержать, дать человеку правильный настрой.

- Вашу работой легкой не назовешь, как вы отдыхаете?

– У нас с мужем есть хобби — это рыбалка. Муж всегда был любителем посидеть с удочкой, а я пристрастилась позже. Так получилось, что в нашей семье машину вожу я, поэтому сначала я выступала в роли шофера. Мне ничего не оставалось, как тоже увлечься рыбалкой. Большим уловом похвастаться не могу, мой рекорд на сегодня — полуторакилограммовая щука. Одно из недавних увлечений — выращивание винограда на даче, в прошлом году был первый урожай — небольшой, но очень нами ожидаемый. Оказывается, и в нашей зоне рискованного земледелия можно разводить сладкий, вкусный виноград, не все же картошку выращивать.

- Оглядываясь назад, не чувствуете сожаления, что не получилось стать врачом?

– Я росла в те времена, когда рабочие профессии уважались, мои родители были рабочими, поэтому то, что я не поступила в вуз, не стала врачом, меня ничуть не огорчало ни в молодости, ни сейчас. Специалист каждого уровня ценен и важен, если он профессионал. По прошествии сорока лет могу сказать, что я работаю по призванию.

Интервью подготовлено при поддержке НП "Тюменское региональное медицинское обществ"» в рамках проекта "Работа как жизнь".